Мнение: Снег, зеркало, яблоки

снег1

Историю пишут победители. Так было, есть и будет. Не всегда это правда, но всегда – истина. А сказки — они та же история, что-то описанное в них случалось на самом деле, а что-то рождалось в фантазии рассказчиков под впечатлением от тех или иных событий. И мы, выросшие на сказках братьев Гримм и Шарля Перро, а также Уолта Диснея, твёрдо убеждены в том, что всё именно так и было. Точнее, должно было быть так, ведь в этих волшебных рассказах добро всегда побеждало зло, да и как могло бы быть иначе? Тем не менее, среди современных сказочников находятся т.н. «реваншисты» и «переписыватели истории», которые выходят за рамки привычного канона, переворачивая всё с ног на голову и смущая людей вопросами, начинающимися, как правило, со слов «А что, если…?». И их деятельность вполне успешна, достаточно вспомнить, как кинематографисты обелили тёмный образ Малефисенты, да и вообще изрядно прошлись по лагерю записных злодеев, среди которых оказалось достаточно тех, кого можно простить и понять. Таким «реваншистом» выступает английский сказочник Нил Гейман, в своём рассказе «Снег, зеркало, яблоки» (из сборника малой прозы «Дым и зеркала» 1998-го года издания) вдоволь наигравшийся с классическим сюжетом про Белоснежку, семь гномов, прекрасного принца и злую мачеху… стоп, совсем не злую, даже наоборот, спасающую себя и свое королевство от настоящего чудовища.

снег2

Гейман умеет не только писать рассказы, но и продавать их. Очень многие его произведения малой прозы в дальнейшем перерабатываются в формат графических новелл, для чего привлекаются именитые художники, вроде Ф. Крейга Рассела («Коралина», «История с кладбищем»). А над адаптацией «Снега, зеркала, яблок» потрудилась Коллин Доран, старая знакомая Геймана по «Песочному человеку», создательница топовых комиксов для Большой Двойки. И тут, что называется, они нашли друг друга: Нил мастерски переиначивает классический сюжет, а Доран создает настоящее произведение визуального искусства, этим комиксом выражая своё безграничное уважение ирландскому художнику Гарри Кларку. Имя это не то, чтобы на слуху, но для своей эпохи личность примечательная и, безусловно, талантливая: будучи участником английского культурного движения «Искусства и ремёсла», Кларк создавал иллюстрации к сказкам Андерсена, произведениям Данте и Эдгара По, также его прославили мастерские витражи. Коллин бережно обращается со стилистикой его рисунков, дополняя свои визуальные работы приметами стиля арт-нуво (можно заметить отсылки к Альфонсу Мухе) и не забывая, что творчество Кларка часто сравнивали с графикой Одри Бёрдслея. Творчеству которого всегда был присущ изыскано-вызывающий (особенно для викторианской чопорной эпохи) эротизм. Что же, вот чего-чего, а этого в графической новелле с избытком, Эрос и Танатос здесь неразрывно связаны друг с другом, заполняя почти что каждую страницу.

снег3

Работа Коллин выходит далеко за рамки стандартных комиксовых панелей (собственно, по этому меньше всего «Снег, Зеркало, Яблоки» хочется называть комиксом), это сложное переплетение образов, образующих, конечно, линейный сюжет, но больше напоминающих истончающуюся дымку снов или воспоминаний. Так, впрочем и есть – перед нами история со слов той самой сказочной мачехи, к которой намертво приклеилось звание «злая». А так ли всё было на самом деле? Ведь она не просто выживала свою прекрасную и добрую падчерицу, завидуя её красоте – она долгие годы боролась с монстром. Пьющим кровь из своих близких и уничтожающим сказочные народы, населяющие окружающий Королевство лес. Вечно юная, вечно молчащая дева с чёрными волосами, белой кожей и кроваво-красными губами – воплощение зла и, одновременно, эксплуатация образа «девочки-чудовища» из японской манги, стилистика которой также заметно повлияла на Доран. События оригинальной сказки, переиначенные в духе «средневековой дикости», леденят кровь, введенные в сюжет Гейманом детали также вызывают побеги мурашек по спине: тут и не прекращающее биться сердце в качестве украшения интерьера, и история происхождения шрамов, и сцена с монахом, от которой так и веет чем-то табуированным, порочным. Многие авторы за последнее время проходились по образу Прекрасного Принца, и Гейман от них не отстаёт, превращая его в персонажа старого чёрнушного анекдота, заканчивающегося фразой «А вот целоваться мы пока не будем». На этом фоне многим наверняка будет интересно узнать, почему яблоко, которым мачеха отравила Белоснежку, было таким ярко-красным, и как гномы сделали стеклянный гроб для своей милой гостьи.

снег5

Очень красивая страшная сказка. Абсолютно не для детей. Хотя бы потому, что, как и в оригинале, здесь побеждает Белоснежка – а, значит, торжествует зло, выглядящее прекрасно. А вот взрослый читатель получит массу удовольствия, например, от оригинального рисунка, в деталях которого можно заплутать, с головой погружаясь в обуревающие персонажей страсти. Издание от «АСТ» в серии «Графические романы Нила Геймана», сама книга в твёрдой обложке с выборочной лакировкой, несколько уменьшенного формата 265х166мм. 64 страницы, есть коллекция эскизов и зарисовок с подробными комментариями художницы. Тираж 2500 экземпляров.

https://vk.com/ast_mainstreamgeeks

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s