Мнение: Персеполис

persepolis_cover

Русское издание «Персеполиса» Маржан Сатрапи тихо-мирно стояло у меня на книжной полке примерно полтора года, оставаясь не прочитанным. В первую очередь, знакомство с ним я откладывал из-за «примитивного», как мне казалось, рисунка – брал зелёный том в руки, рассматривал чёрно-белую «матрёшку» на обложке и, вздохнув, ставил его на место. Но однажды всё сложилось и «Персеполис» был прочитал за пару часов, благодаря чему я познакомился с искренне изложенной биографией автора и смог изнутри посмотреть на трагическую историю её родины, Ирана.

Комикс, а, точнее, самый настоящий графический роман состоит из четырёх частей, в оригинале, на французском, всё они издавались отдельными томами. В первой, субъективно, самой интересной части, мы видим ключевые моменты сравнительно недавней иранской истории – падение режима шаха Реза Пехвели и восстановление исламской республики под руководством аятоллы Хомейни – глазами Маржан, девочки, которой тогда было девять-десять лет. Соответственно, и показаны все эти перемены через призму детского восприятия и богатой фантазии. Важно и то, что семья Маржан – её папа, мама, бабушка, близкие родственники – относились к обеспеченному и прогрессивному классу, это были люди, склоняющиеся к европейскому, светскому образу жизни, читающие «левацкую» литературу и протестующие против надоевшего режима, на смену которому внезапно приходят оголтелые фундаменталисты со своими платками.

4318_16_block_persepolis_Page_1

В «Персеполисе» правдиво и страшно показано, что случается, когда власть попадает в руки необразованных бородатых фанатиков, всё убеждения которых основаны на книгах, написанных пару тысячелетий назад, но которые позволяют себе лезть во все аспекты жизни других людей, демонстрируя крайнюю нетерпимость вкупе с озабоченностью, заставляющей их делать выводы, что один лишь кусочек плоти, выглядывающий из-под накидки, способен привести к страшному соблазну и греху, источником которого являются все женщины. Причём это можно списать не только на счёт исламистов, подобным радикализмом грешат все поддерживаемые религиозными фундаменталистами режимы. Но, при всём уровне безумия, показаны и те, кто сопротивляется происходящему в меру сил, мирными методами. Так, семья Сатрапи устраивает вечеринки за занавешенными шторами (соседи и лучшие друзья теперь завернулись в чёрное и легко могут настучать), Маржан слушает запрещенный западный рок и троллит суровых преподов в школе. Иногда этот детский протест кажется даже забавным, но часто невинные детские игры в «своих» и «предателей» выглядят пугающе. А спустя много лет Сатрапи рисует убедительную картину тотального мракобесия, когда за распущенные волосы могли избить палками, а за другие повинности легко ставили к стенке, в количествах, не снившихся ненавистному ранее диктатору-шаху. Поднимается здесь тема женского равноправия, но она разовьётся в дальнейшем.

4318_16_block_persepolis_Page_2

Вторая часть «Персеполиса» — вторжение Ирака в Иран и кровавая восьмилетняя война за территорию и нефть. Бомбежки, подвалы, руины домов, под которыми гибнут друзья, четырнадцатилетние пацаны, которых увозят на фронт, вгоняют в транс патриотическими истериками и отправляют на убой, чтобы потом сделать из них мучеников, как это не кощунственно звучит, настоящих поп-звёзд по иранским меркам. Война – это жутко, поэтому родители принимают решение отправить Маржан одну в Европу, в Австрию. Где, в третьей части, героиню поджидает сложное столкновение с западным, внешне благополучным миром, который она так почитала, чьих кумиров она тоже боготворила. Сложности адаптации, пусть и сглаженные приятными знакомствами и появлением друзей, отягощаются накатившим переходным возрастом, взрослением, на которое накладываются извечные вопросы самоидентификации и принятия себя такой, какая ты есть, с чем у гражданки двух миров Маржан серьёзные проблемы. Она далеко не космополитка, девушке хочется быть настоящей иранкой, сохраняя свои национальные корни и традиции, неразрывно связанные с роднёй, отрыв от которой усиливает разрыв с родиной. Раз уж автор решает быть откровенной до конца, то не забывает рассказать и о панк-тусовках с гашишем и травой, о депрессии, неудачных любовных связях. О том, что люди могут быть «козлами» не взирая на границы и национальности. Не желая выставлять себя только в хорошем виде, Марджан показывает, что иногда бывала грубой, несдержанной или совершала глупые и дурные поступки, но эта откровенность идёт ей на пользу как персонажу, повышая у читателей, людей, в общем-то, тоже не всегда белых и пушистых, уровень сопереживания и сопричастности.

При этом сложно не заметить, что либеральная Европа Сатрапи всё же милей (сколько бы девушке не кричали в спину «чужачка, убирайся отсюда!» и как бы не мучали её тяжелые депрессии), а истоки всех проблем видятся ей результатом неудачного детства в условиях тотального беспредела. Пусть в четвертой части Маржан всё же вынуждена возвратиться домой, надеть хаджаб и попытаться устроиться в Иране. Если, опять же, смотреть на эту часть истории шире, то понятно, что загнало её домой банальное одиночество – как бы не было плохо дома, но там любимая и любящая семья, там дом, то место, куда любого нормального человека тянет в сложной жизненной ситуации. Эти «человеческие» моменты являются сильнейшей частью комикса, семейные отношения переданы без прикрас, но с теплотой и душевностью, образы персонажей выписаны с любовью, это не просто стандартные «мама» — «папа», это люди со своими характерами, отношением к жизни, чувствами, страхами, чувством юмора. Особенно удачно прописана бабушка главной героини, женщина с опытом и специфическими шутками, способными, однако, поднять настроение внучке. И читателям.

4318_16_block_persepolis_Page_3

Финальная часть романа демонстрирует попытки Маржан понять Иран. Страна восстанавливается после войны (что не мешает её гражданами ждать новой, нефть-то никуда не делась), исламисты установили свои порядки, патрули на улицах смотрят, не гуляют ли за ручку парочки, которые не являются мужем и женой. Но мир по-прежнему нельзя разделись на чёрное и белое, образ Ирана в «Персеполисе» — это образ страны, в которой жизнь течёт разными «подземными» ручьями, унося кого-то в твердолобый традиционализм, а кому-то даря встречи с прогрессивными гражданами. Это «двойное дно» восточной страны, где есть хиджабы и есть вполне официальные кружки аэробики, где можно бояться облавы, а можно и громко спорить с власть имущими, добиваясь своего, описано, опять же, широко и ярко, со всей горечью и юмором, сочетающихся здесь примерно в тех же пропорциях, что и в реальной жизни. Рассуждения автора о людях, вчерашних друзьях, отдают злостью и горечью, присущей не изжившей в себе левацких убеждений бунтарке: злят её знакомые, которые вроде бы и сопротивляются режиму, но, в то же время, он у них в голове, и им с ним вполне комфортно. Эти, многие другие причины, включая скучный и неудавшийся брак, приводят Маржан к идее навсегда уехать во Францию. Где, напомню, её комикс вышел и нахватал кучу призов. Оно и понятно – свободная Европа рада историям «угнетённых народов», да и либеральных идей в «Персеполисе» выше крыши. Другое дело, что о свободе личности и отношений, эмансипации, равноправии, феминизме, борьбе с тоталитаризмом говорит не обычный европейский критик или блогер, разбирающийся в этих вещах очень условно, на уровне теорий, а человек, чья жизнь прошла совсем в других условиях и который знает, о чём говорит.

4318_16_block_persepolis_Page_4

«Персеполис» прекрасно написал, если хотите, срежиссирован, да и оттолкнувшая до этого графика, сочетающая графические приемы карикатуры и отсылки к древнему искусству Месопотамии и Персии, в итоге воспринимается как нечто интересное и простое, не отвлекающее от повествования и создающее особую атмосферу, соединяющую экзотику и повседневность. Не сложно отследить сюжетные параллели в  пространствах «микро» и «макро», история развития одного человека подана на фоне истории развития целой страны, оторванность героини от семьи вызвана оторванностью от той жизни, к которой она привыкла в детстве, и которую смели бородатые люди в чёрном. Заставляют призадуматься рассуждения о родине, о том, что это на самом деле такое: только лишь твоя семья и дом, или некий комплекс социальных и политических мер, без которых жизнь не будет восприниматься полноценной даже в стране с лучшими условиями жизни. Финальный эскапизм Маржан предстаёт явной победой Запада над Востоком, это понятно, ведь семья Сатрапи изначально ориентировалась на модель благополучной буржуазной жизни, но понимание этого через примеры самопожертвования во имя идей и несгибаемой воли некоторых близких автору людей не даёт воспринимать «Персеполис» как хорошо сделанную «агитку». Это произведение гораздо большего масштаба и смысла, подкреплённое примерами, которые ещё долго не выходят из головы после прочтения. Так что рекомендую ознакомиться, особенно тем, кто находится в юном возрасте (ничего, что выбивалось бы за рамки 14+ здесь нет), ищет себя, свое место в жизни и хочет жить в стране, где не нужно прятать свои убеждения и свои привычки. Издан графический роман питерской «Бумкнигой», здесь 356 страниц, твёрдый переплёт.

https://boomkniga.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s