Мнение: Винсент

ви1

Несмотря на то, что имя великого нидерландского живописца Винсента Ван Гога известно если не всем, то подавляющему большинству, в памяти первым делом всплывает злополучное отрезанное ухо, за которым могут подтянуться подсолнухи, баснословные цены на картины, и, может быть, слово «импрессионизм». Между тем художник явно заслуживает того, чтобы о его жизни люди узнали чуть больше. Для этого можно обратиться к обширным биографиям, культурологическим исследованиям, можно погуглить или посмотреть образовательный или даже художественный фильм, коих про Винсента снято приличное количество. А можно прочитать комикс-биографию, созданную землячкой Ван Гога, Барбарой Сток. И знаете, пожалуй, это будет очень хороший вариант, ведь в своей работе автору удалось показать внутренний мир героя, его сомнения, надежды и страдания через его отношение к собственному творчеству: и, вплетая в нарисованную историю пейзажи его полотен, увиденные и прочувствованные в лучах солнечного света или в тёплой летней ночи на солнечном юге Франции, Барбара приоткрывает дверцу во Вселенную художника, используя в качестве ключа краски, кисти и всю ту магию созидания, которую можно с их помощью сотворить.

в2.jpg

«Винсент» — не дотошная академическая работа, охватывающая в малейших деталях этапы от рождения до смерти, скорее, это попытка пережить вместе с Ван Гогом важнейший период его жизни. История начинается в 1888 году, когда художник приезжает в Арль, городок в Провансе. Мы сразу же знакомимся со вторым главным героем, братом Винсента Тео, который вкладывает в Ван Гога деньги и душу, признавая его талант и его оторванность от мира, исключительное мироощущение, требующее покоя, тишины и постоянного вдохновения. Фрагменты активной переписки братьев занимают здесь важное место, раскрывая личности и добавляя исторической достоверности, в погоне за которой Барбара, кропотливо изучая детали жизни живописца, не забывает наполнить сюжет реальными людьми, деятелями искусств (вроде Гогена, сыгравшего своей «непохожестью» трагическую роль, ставшего катализатором безумия), диалогами, которыми вел с ними Винсент, открываясь в этом общении с разных сторон – то как восторженный идеалист-мечтатель, грезящий о коммуне художников, которые, оставив за стенами приюта меркантильные мысли о деньгах, целиком отдадутся творчеству, то желчным критиком, не терпящим возражений и восхвалений ложных, по его мнению, идеалов.

ви3

Финансовый вопрос, кстати, не последний в списке значимых: живя на средства брата-мецената, Винсент поглощен постоянными подсчетами того, сколько картин он должен нарисовать за год, чтобы отдать всё возрастающий долг. Но в целом первая половина книги создает ощущение положительных изменений: Ван Гог мечтает, творит, проводит сутки на природе, ловя только ему одному видные моменты, общается с друзьями, пытается устроить личную жизнь (выбирая, правда, женщину сомнительной репутации). Но болезнь, отягощенная галлюцинациями эпилепсия, берет свое, и тяжесть этих приступов усиливают мысли о фактической нищете, о непризнании критиками, приводя художника к сумасшедшим поступкам вроде отрезания мочки уха (вроде бы из чувства раскаяния, но также вероятна версия о последствиях регулярного употребления абсента). Безумные галлюцинации, продемонстрированные Сток, напоминают уже не о пшеничных полях и не о солнце, окруженном сияющими кольцами, а о «Крике» Мунка. За безумием следует периоды спокойствия и работы, нам снова показывают художника, вступающего в очень близкие, почти интимные отношения с окружающим миром, показывают процесс работы над полотнами, напоминающий состояние глубочайшей медитации, порой неотличимый от бесконечного мучения, а порой подобный беспредельному счастью для Винсента. В финале Ваг Гог символически растворяется в одном из своих пейзажей, становясь частью вечности, и это, пожалуй, лучшая дань уважения, которую можно придумать.

ви5

Рисунок «Винсента» кажется примитивным – если посмотреть на обложку, то можно решить, что нарисована она в простом графическом редакторе, художница просто выбрала толщину линий и провела курсором мышки по экрану. Но не надо делать поспешных выводов – этот примитив (этим словом недоброжелатели, кстати, клеймили полотна героя комикса) позволяет не отвлекаться от истории и, в определенные моменты, помогает воссоздать технику Ван Гога, проследить за его взглядом и увидеть окружающие его «Подсолнухи», «Звёздное небо», «Пшеничные колосья», пейзажи, натюрморты и портреты, ставшие вехами его недолгой жизни. Это взгляд ребенка, «берущий» от окружающего мира только самое главное и яркое. Читается «Винсент» как полноценный роман-биография, а примечания научного редактора Анны Шапочкиной позволяют дополнить сюжет богатым справочным материалом, усиливающим образ эпохи, в которую жил и творил голландец, имевший полное право, безо всяких преувеличений и насмешек воскликнуть «Я художник, я так вижу!».

В последнее время модно стало издавать комикс-биографии знаменитых людей: о многих уже рассказали/показали, но, судя по планам издательств, это было только начало. Вот и «Манн, Иванов и Фербер» выпустили интересный графический роман про неординарного человека, про его противоречивый и болезненный внутренний мир, подаривший нам шедевры живописи. Но читать «Винсента» нужно не только любителям искусства или фанатам европейских комиксов, это книга для самого широкого круга читателей, любящих экскурсии в заповедные уголки человеческой души, где мучения, мечты и радость трансформируются в воодушевляющие и оставляющие свой след творческие порывы.

www.mann-ivanov-ferber.ru

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s