Мнение: Одеяла

о1

Современные одеяла какие-то не такие: они все одинаковые, подчинены штампованной симметрии размеров, наполнены всякими антиаллергенными наполнителями со сложными и ничего не говорящими названиями. То ли дело старые одеяла из детства – не просто одеяло, а теплый и неповторимый рисунок из разноцветных, не повторяющихся фрагментов, греющий тебя холодными ночами и берегущий твои сны. Автобиографический графический роман Крэйга Томпсона как раз именно такое одеяло, лоскутки с эпизодами из его детства и юности, проведенными в сельской глуши Висконсина, история о первой любви, о взрослении, о выборе своего пути и о кризисе веры.

о2

Причем последнее играет важную роль, ведь Крэйг родился и вырос в очень религиозной семье, где слова Господа неприрекаемы, а жизнь подчинена правилам и устоям общества, живущего по строгим законам и не терпящим отклонений от догмы. Но не ждите от комикса каких-то шокирующих и даже скандальных откровений на тему веры и её влияния на человека: да, нам покажут, как всё это может затруднять жизнь, и как это может наставлять на путь истинный, некоторые моменты могут показаться проявлением крайней фундаментальности, но в целом ничего сверх клерикального или нездорового вы здесь не увидите. Разве что излишняя религиозность (даже не тебя самого, а твоих близких) может мешать в общении со сверстниками, особенно если тебе свойственен эскапизм (юноша большую часть времени проводит в мире рисунков и снов), у тебя длинные волосы (на дворе эпоха гранжа, но в Висконсине, походу, все слушают кантри) и ты на вид щуплый и уязвимый тип.

о4

До поры, до времени парню хорошо лишь наедине с самим собой, с Господом и в компании своего брата, с которым он долгие годы делит одну маленькую комнату, одну кровать и одно одеяло на двоих, но все меняется, когда в христианском лагере он знакомиться с Рейной. Так начинается история первой любви, и протекает она тоже в маленькой комнате, на одной кровати и под одним одеялом. История трогательная и грустная, включающая в себя: попытки ещё робкого, подросткового анализа того, чем же на самом деле является семья и насколько она важна в жизни; желание понять, что же такое это за штука под названием «правильный выбор» и как вообще разобраться во взрослой жизни; долгие прогулки по заснеженным лесам (и бесконечный снег здесь тоже является символом покрова, одеяла); американскую провинциальную тоску, тусклая монохромность которой отлично растворяется в диковинных и причудливых образах, порожденных фантазией главного героя, видящего в своих отношениях с красивой девушкой отражение невероятного, божественного чуда. Как обычно, первая любовь никуда не приведет, а даже те следы, которые она оставила, казалось бы, навсегда, растают, замажутся краской и растворятся между долгих телефонных гудков – останутся лишь тени фантазий и сшитые между собой лоскутки.

о5

Графический роман Томпсона вроде бы и толстенный (пожалуй, это самый увесистый комикс, выходивший в России), но читается, благодаря легкой манере рассказчика, достаточно быстро. Черно-белый рисунок порой простоват и стандартен для американских инди-комиксов, но мне очень понравились многие его моменты: визуализация снов и детских воображаемых миров, чувственные эпизоды с их трогательной откровенностью, переходящей в водоворот ярких вспышек эмоций и образов, в котором важную роль играют религиозные видения главного героя, по мере взросления отступающие все дальше и дальше под гнетом вопросов о Боге и Библии, но не отпускающие так же легко, как, например, невинные и дурацкие забавы братьев. У людей старшего возраста, у моей бабушки к примеру, всегда было подходящее слово для подобных романов: «душевный», и это как было лучшей характеристикой, так и осталось ею сейчас. «Одеяла» — роман душевный, атмосферный, заставляющий извлекать из памяти образ «себя» в возрасте главных героев, встряхивать его и снова примерять (откровенно не влезая), понимая, что переживал все это точно также…или выдумывал себе эти переживания, чтобы не сойти с ума в сером мире, где так порой могут пригодится разноцветные кусочки старого одеяла.

о6

На задней обложке «Одеяла» критики громко величают «выдающимся американским романом», и если слово «выдающийся» всё же довольно громкое и «рекламное», то на счёт «американского романа» всё верно, авторы из США очень любят такие грустные, пасторальные (по этим снежным пустотам пейзажей очень скучают те, кто навсегда перебрался в мегаполис) и атмосферные истории взросления и поиска своего пути. Книга Томпсона, кстати, прямо просится для экранизации – не факт, что, доведись ей случиться, она пойдет куда-то дальше фестивалей типа «Сандэнс», но там у нее есть все шансы на успех. Единственный минус: слишком смазанный (не)финал. Роман с тонким послевкусием, цепляющий и затягивающий, после него хочется посидеть в тишине и покое, чувствуя, как вокруг медленно, под стать видениям главного героя, растворяется аура истории. В России «Одеяла» выпустило издательство «Бумкнига», благодаря ему комикс выглядит очень внушительно и роскошно: твёрдый переплет, белая, плотная бумага, отличная печать. Отдельно отмечу замечательный перевод Василия Шевченко. Для любителей серьезных «поколенческих» вещей, поднимающих вечные и близкие темы это самый подходящий комикс.

о3

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s