Рецензии: Пять Кулаков Науки

5кн1

Непонимание и страх, порой возникающие у представителей определенных слоев общества перед изобретениями ученых, сродни религиозным атавизмам, когда деяния существ, наделенных «высшим разумом» и умением повелевать окружающим миром, воспринимались как нечто угрожающее, недоступное осознанию простых смертных. Отсюда и героизация роли ученого, приравнивание его к «всемогущим богам» из мифов, откуда самый близкий путь в массовую культуру, с ее жаждой необычных персонажей, способных перевернуть мир или, на худой конец, уничтожить его. Место ученого в мировой политике и истории – благодатная тема для авторов как книг и фильмов, так и комиксов, и пытливые сочинители этих историй в угоду жаждущим действия читателям часто отходят от привычного образа «кабинетного исследователя», погружаются в занимательную криптоисторию и делают этих персонажей участниками самых невероятных событий.

5кн2

Один из недавних комиксовых примеров – гениальные и безумные «Манхэттенские эксперименты» Джонатана Хикмана, где он выводит на первое место короткий постулат «Наука — зло», и, отталкиваясь от него, отчаливает в недра увлекательной шизофрении. Совсем по-другому преподносятся свершения героев комикса «Пять кулаков науки». Как и у Хикмана, здесь персонажи – вполне реальные исторические личности, перекочевавшие сюда вместе со своими слабостями, чертами характера, биографиями, талантами и фобиями. И они (по крайней мере, те, кого вы можете увидеть на обложке) не согласились бы с утверждением о злобной природе науки. Наука – это способ в непростые годы первых десятилетий двадцатого века добиться мира во во всем мире. Но как это сделать? Надо продать людям фундаментальный страх – и тут же продать им (но уже за большую сумму) эффективное средство борьбы с ним, мощное орудие сдерживания покруче ядерной бомбы (взявшей на себя подобную ношу в реальном мире), наличие которого у всех противоборствующих стран поможет создать столь необходимый «мир по принуждению». Кто готов взять на себя заботы по созданию и продвижению этого оружия? Сэмуэль Клеменс, он же Марк Твен, великий писатель, острослов и авантюрист, к сожалею, не очень везучий на по-настоящему удачные авантюры. Его друг – Никола Тесла, знаменитый изобретатель, имя которого так плотно обросло мифами и легендами, что как раз его впору приравнять к «героям религиозных сочинений». И еще им помогают весьма эмансипированная баронесса и один расторопный молодой человек. Вместе они создают и стараются продать прогрессивное изобретение, прибегая, правда, к тактике «навязанной услуги». Заботят ли эту парочку лишь благие побуждения? Да кого я пытаюсь обмануть, конечно же, нет – в жизни этих людей было много банкротств, черных пятен и финансовых крахов, так что пара-тройка миллионов из оборонных бюджетов их очень бы устроила. У их врагов таких проблем нет – и Томас Алва Эдисон, и Джон Морган были людьми весьма успешными и состоятельными. А, если верить Мэтту Фрэкшену и Стивену Сэндерсу, создавшим «Пять кулаков науки», еще и участниками темного оккультного общества с неясными, но зловещими целями. И однажды этим противникам суждено будет сойтись лицом к лицу не только на званных ужинах и прочих светских мероприятиях, где очень часто решались судьбы мира.

4кн4

Данный комикс подойдет тем, кто не любит длинных сериалов и предпочитает видеть слово «конец» на последней странице первого и единственного тома, взятого в руки. Вот только сам Фрэкшн, кажется, не всегда помнит о подобном статусе данного произведения – иногда, особенно в начале, он ведет повествование так, словно у него впереди серия как минимум на сто выпусков и можно никуда не спешить, заполняя место остроумными (и не очень) диалогами и описаниями фобий и финансовых проблем действующих лиц. Потом он неожиданно вспоминает, что на самом деле все не так, и начинает судорожно форсировать события, успевая пробежаться по многим из них в рамках одной-единственной страницы. Но подобная несобранность автору на пользу не идет. Также создается ощущение, что про некоторые фрагменты сюжета, уже заявленные в первой половине книге, он тоже напрочь забыл, и, вспомнив, стремится заполнить ими пустующие места. Оккультное общество как-то неожиданно исчезает и появляется тогда, когда нужно нагнать напряжения и взбудоражить почтенную публику репликами про «черное молоко», но, кроме отсылок к Лавкрафту, ничем вразумительным похвастаться здесь не может, оставляя множество недосказанностей. Снежный человек тоже казался на первых листах чуть ли не краеугольным персонажем истории, но и на него авторы быстро забивают, выпуская его уже в роли «рояля в кустах». К тому же финал противостояния, который  мог бы расставить все по своим местам, подан в формате бестолкового летнего блокбастера, которому вдруг урезали бюджет на спецэффекты – то есть, весь основной экшен, ради которого собралась почтенная публика, происходит в кромешной темноте, когда ничего не видно и ничего не понятно. Может быть, Фрэкшну тоже не совсем понятно, что он нагородил здесь, являя в итоге явные отличия между «хотел» и «сделал».

5кн3

Зато типажи главных участников действий получились на славу: чудаковатый Тесла мог бы хорошо вписаться в «Теорию Большого взрыва», не вынимающий сигару изо рта Твен пышет энергией, остер на язык и превозносит свои деловые качества, Берта фон Зутнер тоже прекрасно справилась с ролью «дамы своей эпохи», показывая сильный характер, под стать мужскому. В общем, именно герои и делают эту историю занятной хоть на сколько-то. А теперь ответ на вопрос, который могут задать многие читатели: «Если уж здесь помянуты «Манхэттенские эксперименты», есть ли что-то общее у этих двух комиксов?». Пожалуй, ничего, кроме идеи про реальных ученых, которые сподобились изменить мир, опираясь на свои, весьма сомнительные представления о его идеальном устройстве, но как раз на данном примере мы видим, что ее, эту идею, можно представить под разным углом и с разной степенью таланта. «Пять кулаков науки» — комикс не плохой. И не хороший. Лучшее слово для его описания – нейтральный. Он не захватывает ваше воображение, являясь, по сути, стандартной смесью криптоистории и стимпанка, здесь нет выдающегося юмора и безумного действия и вообще, он всячески намекает на то, что ученых с их странностями и дружащих с ними писателей лучше всего оставить в покое, в их замкнутом мирке.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s